Комплекс Росомахи

1-prev
Книга вторая из серии «Сказки мегаполиса»

Т/О “НЕФОРМАТ” Издат-во Accent Graphics Communications, Montreal, 2015
Электронное издание
ISBN 9781513094496
Редактор Антонина Юрусова
Художник-дизайнер Стас Горский

Аннотация

Алине Трофимовой, преуспевающему юрисконсульту крупной фирмы, подруга детства Рита Радова сообщает шокирующую новость: мать Риты обвиняется в убийстве собственного мужа! Алина хорошо знает Тамару Михайловну и не может понять, что заставило женщину пойти на такое преступление. Желая разобраться, героиня сама становится участницей стремительно разворачивающихся событий. И это первое убийство оказывается лишь звеном длинной цепочки предательств и преступлений, сплетенной ловкими мошенниками, которых Алина, заручившись поддержкой новых знакомых и старых друзей, намерена вывести на чистую воду…

Книгу можно скачать по ссылке:
https://www.litres.ru/serii-knig/skazki-megapolisa/

Ознакомительный фрагмент

Хорошо за кем-то гоняться по центру. Улочки узкие, многие с односторонним движением. Знакомый «Ниссан» обнаружился быстро.
Егор ловко подрезал крутым ребяткам «нос» и перекрыл им дорогу, раскорячив желтую японскую машинку поперек полосы. «Ниссан», завизжав тормозами, послушно замер.
«Что бы такое предпринять?..» – раздумывал Егор, неторопливо подходя к запечатанному на все двери и окна внедорожнику.
Еще тогда, на перекрестке, он смог хорошо разглядеть этих горилл. На бойцов какой-нибудь группировки они никак не тянули. Скорее на соучредителей фирмы по продаже унитазов или строительного инвентаря. Вряд ли у них есть при себе оружие и, даже если есть, вряд ли они сейчас решат им воспользоваться. Но с голыми руками ломиться к ним все же глупо.
В «бардачке» «Сузуки» он смог обнаружить только аэрозольный баллончик с перцем от собак и хулиганов. В багажнике шарить ему было некогда, но что-то ему подсказывало, что ни большого гаечного ключа, ни бейсбольной биты он там тоже не найдет.
Егор подошел к дверце водителя и вежливо постучал по стеклу. Тот не обратил на него внимания. Он был занят тем, что спешно выкручивал руль, намереваясь дать задний ход и продолжить движение, но уже без Егора.
Егор пожал плечами и начал выламывать поводок у «дворника».
Водитель опустил стекло и, вытянув руку, попытался ухватить Егора за галстук. Егор от водительской клешни увернулся, ткнул в открытое окно аэрозольный баллончик и пшикнул хорошую порцию красного мексиканского перца. Водителю стало не до разборок, он плакал и кашлял.
Егор, сунув руку в салон, разблокировал замок. Распахнул дверцу и вытянул пострадавшего от перца наружу, чтобы тот своим кашлем и соплями не мешал вести переговоры.
Пострадавший, навалившись массивной тушей на багажник, надсадно кашлял, отплевывался, тер пятерней слезящиеся глаза и в промежутках сыпал угрозами.
Егор, не обращая внимания на угрозы, бочком присел на освободившееся место, спустив на асфальт длинные ноги.
Второй похититель сидел на заднем сидении в обнимку с Алиной. Партнеры, видимо, здраво рассудили, что не стоит эту психопатку оставлять у себя в тылу без присмотра.
Алина посмотрела на Егора виновато и тихо сказала: «Хай…»
– Дома поговорим, – сурово отрезал Егор и обратился к тому, кто сидел с ней рядом:
– Вы у меня тело похитили. Попрошу вернуть.
Сидящий рядом с Алиной показал зубы и дуло пистолета.
– Ну и чего? – вопросил его Егор. – Я такие уже видел. Или намекаешь, сынок, что воспользуешься? Наверно, ты думаешь, что перед тобой лох и что он в одиночку полез на вашу тачку? Ты-то сам как думаешь, лох я или не лох? Давай-ка, кончай ломать ваньку и отдавай мне это тело. И вам с напарником ничего не будет.
Водитель в это время кое-как очухался и, не переставая тереть слезящиеся глаза, обиженным быком ринулся на Егора, желая выдернуть его со своего места и, как следует накостыляв, поехать, наконец, дальше.
Егор, быстро подтянув колени, лягнул его обеими ногами в живот. Водитель, сдавленно хрюкнув, грохнулся задом на асфальт, здорово приложившись при этом затылком. Второй тоскливо посмотрел на своего напарника, щупающего сардельками пальцев пострадавшую часть, потом перевел взгляд на нескольких любопытных пенсионеров, замерших в отдалении, на мелькнувший вдали сине-полосатый бок полицейского пикапа и мрачно пробормотал:
– Ничего не будет… Это как сказать. А почему «тело», в натуре?
– Непонятно? Я вот у нее телохранитель. Представляешь размер проблемы?

Обратный счёт

1-prev
Книга третья из серии «Сказки мегаполиса»

Т/О “НЕФОРМАТ” Издат-во Accent Graphics Communications, Montreal, 2015
Электронное издание
ISBN 9781516375264
Редактор Антонина Юрусова
Художник-дизайнер Стас Горский

Аннотация

Обретение вечной молодости и красоты за счет жизненной энергии, полученной от молодых и сильных – что это, глупая «страшилка», темная магия или удивительное достижение науки? Для Надежды Киреевой это стало ужасной реальностью: ее родственницу, клиентку престижного медицинского центра, подозревают в немотивированном убийстве молодой женщины. Но разговор с дьяконом, служащим в храме по соседству с медцентром, наводит Надежду на мысль о том, что кому-то третьему выгодно вводить в заблуждение следствие, маскируя гонкой за молодостью гораздо более коварные и тяжелые преступления…

Книгу можно скачать по ссылке:
https://www.litres.ru/serii-knig/skazki-megapolisa/

Ознакомительный фрагмент

Затрезвонил внутренний телефон. Надежде Михайловне не хотелось брать трубку, ей вообще сегодня мало чего хотелось, и она произнесла, не отрывая взгляд от монитора:
– Девочки, снимите, я не могу сейчас отвлекаться.
Оксана беленькая с недовольным и кислым видом, но так, чтобы вид этот не был виден начальнице, а лишь Оксане черненькой, проделала несколько шагов до «общественного» стола и вяло сняла трубку. Однако лицо ее тут же сделалось умильно-восторженным, и она подобострастно отрапортовала:
– Добрый день, Ираида Эдуардовна! Да, на месте! Обязательно передам!
Услышав обращение «Ираида Эдуардовна», Киреева неприязненно усмехнулась. Она не любила референта гендиректора. И ей не понравилось, как сотрудница ее отдела, ее непосредственная подчиненная Оксана Терехина так лебезит и заискивает перед этой высокомерной обезьяной. Хотя возможно, что и другая Оксана – Коваленко – тоже лебезит.
Плохой признак. Очень нехороший. В свете последних сплетен, сие может означать, что деньки твои, Надя, в качестве начальника патентного отдела стремительно подходят к концу.
– Вас к себе генеральный вызывает, – со странной интонацией оповестила ее Оксана Терехина. – Ираида Эдуардовна сказала, что срочно.
Надежда подобралась. Не вскочила, нет. Что ей волноваться-то? Вытащила косметичку, придирчиво осмотрела отражение. Не для генерального, что за чушь. Для Зверевой старалась, с ней придется столкнуться лицом к лицу. А оно сегодня у Нади на троечку. После вчерашнего-то…
Захлопнула пудреницу, задвинула ящик стола и, не глядя на изнемогающие от жажды скандальных новостей рыльца «беленькой» и «черненькой», направилась выслушивать приговор.
«Одно скажу, – подумала Надя, – хорошо, что не через отдел кадров. Все-таки Лапин не совсем сволочь, как мы все о нем думаем».
Кабинет генерального был на том же этаже, что и Надин отдел. Но коридор был длинный, и за время пути она успела подавить нервозность, и даже примерила свою обычную улыбку, которая всегда ее выручала. Навстречу ей попался увалень с производственного участка, начальник сборки Гуляев, то ли Витя, то ли Вася, и Надя с ним поздоровалась. Улыбка получилась, значит, Ириночка все-таки утрется.
Надежда Михайловна открыла дверь директорской приемной и, не глядя в сторону стола референта, вознамерилась двинуть напрямик в логово генерального.
– Вы куда? – холодно одернул ее Ириночкин голос, которая не собиралась ретушировать свое отношение к «наглой бабе» даже ради корпоративной этики.
– Вы шутите? – так же холодно осведомилась Киреева. – Или так мои подчиненные пошутили?
– Вас пригласят, – едко проговорила Зверева. – Посидите, пока Иван Викторович не освободится.
Надя села. А что ей оставалось делать? Села на банкетку у противоположной стены, закинула ногу за ногу, и принялась изучать Ириночкину прическу.
Так себе у нее прическа, лоском не блещет. Выезжает за счет мусса и фена, а форма совершенно безобразная. Видимо, где-нибудь возле дома стрижется, в эконом-классе. И кондиционер у нее хреновенький, волосы топорщатся, как пакля на дешевой кукле. О, да у нее седых полно! А что там у нас с контуром лица?
Надя переместила взгляд на Ираидино правое ухо и скулу, затем на подбородок, чтобы сделать вывод, насколько четкий у Ираиды овал. Решила, что не слишком. А вот шея…
Киреева поспешно полезла в карман за очками, водрузила. От сделанного открытия она даже забыла дышать. Потому что у помощника генерального директора, нет, генеральный – это в прошлом, у помощника президента холдинга «Микротрон», у этой вельможной статс-дамы, была грязная шея!
Зверева вскочила и пронеслась мимо Надежды в директорский кабинет.
– Входите, – несколько более пронзительным тоном, чем обычно, провозгласила она, выходя обратно и оставляя небольшую щель, в которую даже Алинка Росомахина не смогла бы протиснуться. Но Надежда и не собиралась протискиваться, она просто потянула створку на себя, потеснив плечом и локтем источающую злые миазмы Ириночку, в результате чего та покачнулась на каблуках и взмахнула рукой, ловя опору.
– Прошу прощения, – сладко улыбнулась ей Надежда и вошла внутрь.
Вошла и остановилась, вглубь продвигаться не стала. Убедилась только, что дверь закрыта плотно, сдержанно поздоровалась и осталась стоять напротив длинного, словно подиум, стола совещаний, который на противоположном своем конце был логически увенчан директорским, пардон, президентским столом.
Оказывается, главный ее ждал. Он не изображал, что что-то пишет или изучает некий важный документ. Он просто сидел и смотрел в сторону открывающейся двери, а теперь пристально смотрел на Надю, отчего она немного смешалась.
А, ладно. Терять ей теперь нечего, так что можно разрешить себе побыть собой, то есть спокойной, смелой и независимой.
Лапин жестом указал ей на самый первый от его стола стул, Надя приблизилась и села.
«Не иначе, повышение», – с сарказмом подумала она, красиво размещая локоток на краешке столешницы и тщательно контролируя поворот головы и осанку, одновременно с этим исподволь разглядывая руководство. На таком близком расстоянии ей это делать пока не приходилось.
Их президент был грузен и сутул. Хотя, возможно, его так не красил мешковатый костюм, серый в мелкую елочку, и неизбежная белая рубашка с невыразительным галстуком. Прямые темно-русые волосы президента уже сильно поредели и образовали две симметричнее залысины, а усы «подковкой» под крупным хрящеватым носом по непонятной причине придавали всему облику какую-то унылую измятость. Или неряшливость? Да нет, шея-то у него чистая.
«Однако не орел», – вынесла свой приговор Киреева, и тут до нее, наконец, дошло, что президент все это время излагал, по какому делу ее сюда пригласил, а вернее, вызвал.
– Простите, – осторожно проговорила она, – я правильно вас поняла? Вы обратились ко мне, чтобы я сделала вид, что я ваша невеста? Я переспрашиваю не потому, что плохо слышу или неважно соображаю. Но ваше предложение настолько странно, что мне нужно убедиться в отсутствии недопонимания.
Она смотрела на хозяина всего, что тут вокруг, внимательно и без малейшего удивления на лице. И как бы даже проникновенно. Без тени издевки. И без идиотской ухмылки. Вполне серьезно и доброжелательно. Она надеялась, что у нее получилось смотреть на него именно так.
Она не поверила ни на минуту. Только надо срочно разобраться, в чем здесь прикол, как любит говорить ее сын Андрейка. Чего от нее хочет этот монстр, потому что Надя не сомневалась, что Лапин именно монстр. Не монстры не делаются владельцами таких корпораций, и не остаются ими на протяжении почти двадцати лет, с маниакальным постоянством сметая конкурентов, отвоевывая рынок и до отрыжки наедая себе капитал.
Возможно, это проверка. Хотя данная версия сильно хромает. Если ее и заподозрили в том, что она торгует коммерческими тайнами, что в принципе возможно — в смысле, ее торговля тайнами возможна, то Надеждой занялся бы Петрас Берзин, руководитель их службы безопасности. Или кто-нибудь еще из его отдела. Но уж никак не президент компании.
Значит, это тест. Тест… на что? Что конкретно он хочет про нее узнать? Ее поведенческие реакции в неожиданных ситуациях увидеть? Или убедиться в наличии чувства юмора? Тогда этот тест она ни за что не пройдет. Не потому что не дружит с юмором, напротив, крепко дружит. Но так рисковать Надежда сейчас не будет.
Потому что, возможно, она сию минуту проходит проверку на лояльность. На преданность и понимание. То есть, требуется не заржать и не растрепать. Мракобесие какое-то, право слово.
Что делать-то, однако?
Лапин, между тем, молчал, поигрывая «Паркером», и объяснений давать не торопился. Он тоже исподволь рассматривал женщину, сидящую напротив.
Красива. Уже немолода, но красива. Шелковистые волосы цвета темного меда бликуют в свете ламп так, что тянет их осторожно потрогать. А стрижка у нее называется забавно, «большой боб».
Лапин подслушал ненароком, как Ираида, общаясь с кем-то по телефону, говорила с ядовитым торжеством, что у Киреевой на голове «большой боб», который был на пике тому лет десять назад. Лапин тогда уяснил, что это не круто, иметь на голове то, что уже лет десять никто не носит, но этой женской маниакальной озабоченности сверять жизнь по модным журналам он никогда не понимал, и, рассматривая начальницу патентного отдела, сделал вывод, что с «большим бобом» она не прогадала.
Видно, что она изо всех сил отбивает у времени молодость, но отбивает по уму, без экстрима. Никаких зашпаклеванных тушью глаз, густо напомаженного рта и никакой демонстрации мясистых бесформенных коленей. Стильно и умеренно. Лет пяток всего сбрасывает, молодец. Причем даже свой возраст она обратила себе на пользу, непонятно как, но обратила, шарм в наличии. Хотя Лапин не очень понимал, что такое «шарм».
Его предупреждали, что баба не дура, скорее наоборот, умна, как змея. Такая вслепую ничего делать не станет. Что ж, придется объяснять.
И тогда он, стараясь говорить кратко и по возможности бесстрастно, обрисовал ситуацию.
– Если подвести черту, то вам не хочется чувствовать себя униженным на свадьбе вашей дочери, потому что править балом там будет ваша бывшая жена с ее теперешним мужем. Правильно? И чтобы продемонстрировать, что в вашей жизни все окей, вам необходимо явиться туда вместе с подругой, почти невестой.
Лапин как-то не по-доброму хмыкнул, давая понять, что Киреева оценила ситуацию правильно, и неприязненным тоном проговорил: «Естественно, эта… услуга будет оплачена. В случае вашего согласия я обговорю с вами мои требования, и мы заключим сделку. Если хотите, можем оформить ее юридически. Непременным условием является ее неразглашение. В случае несоблюдения, вам грозит… впрочем, это мы обговорим позже. Ваша цена? Только сильно не задирайте».
Надежда не знала, как ей ко всему этому отнестись и, что важнее, как ей отреагировать. Наличествует во всем этом оскорбление или не наличествует?
Если наличествует, то в чем оно конкретно состоит? Ведь не интимные же услуги он от нее требует. Или интимные тоже? Да нет, не может быть.
Надежда, конечно, себя никогда не принижала, но чтобы соперничать с молодыми профессионалками… Это надо быть не наглой, а чисто идиоткой, чтобы подумать, что в конкурентной борьбе с холеной двадцатипятилетней эскорт-леди преимущество будет на Надиной стороне. Вот если хотя бы лет десять назад…
И она сказала: «Есть множество агентств. Они вам предложат массу вариантов для сопровождения на банкет. И расценки у них, я уверена, твердые, и вам по карману».
Лапин раздраженно проговорил, швырнув в сторону ручку:
– На них печать на каждой!.. Их легко вычислить. И если кто-нибудь пронюхает, что я девку представил невестой, вообще позор будет. Позор! И вообще я не понимаю, почему вы мне задаете такие вопросы?! Мне про вас говорили, что вы женщина умная, а вы такие вопросы мне задаете!.. Мне нужно, чтобы сопровождала меня привлекательная, хорошо одетая дама средних лет, умеющая уверенно держать себя в обществе незнакомых людей и при этом не идиотка! А вы бестолковыми вопросами сыплете! Вы идиотка?
Лапин начал подпсиховывать, это Надя сразу определила. Но она уже выяснила все, что ей было нужно, осталось только принять решение.
– Вы позволите мне подумать? – спросила она.
– Нет! – рявкнул Лапин, и Надя быстро ответила: – Я согласна.
Когда она выскочила из его кабинета и включила мобильник, то на дисплее высветилось сообщение о пропущенных четырех звонках одного и того же абонента.

Опция поиска

1-prev
Книга четвертая из серии «Сказки мегаполиса»

Т/О “НЕФОРМАТ” Издат-во Accent Graphics Communications, Montreal, 2015
Электронное издание
ISBN 9781516308767
Авторская редакция
Художник-дизайнер Стас Горский

Аннотация

Размеренную и счастливую семейную жизнь Валерии Буровой нарушил внезапный визит взрослой дочери ее мужа, о существовании которой Леонид Воропаев даже не подозревал. В скором времени, не предупредив ни о чем, он исчезает из дома. Исчезает и его дочь. Заподозрив, что муж вместе с новоявленной дочерью отправился в город детства на свидание с ее матерью и его старой любовью, Валерия не пожелала пассивно ждать развязки и бросилась вслед. Леонида она там не нашла, зато узнала весьма пугающие вещи о его дочери. Лера решает, что именно Юлия впутала отца в свои разборки. Но, вернувшись домой, она обнаруживает в своей запертой квартире Юлин труп, причем все улики показывают на Валерию, но у нее «железное» алиби. От мужа вестей нет, а, когда Лера случайно натыкается на провокационную публикацию в Интернете, сделанную Леонидом накануне исчезновения, она приходит к мысли, что тот, возможно,  попал в руки ее бывшего босса и нынешнего высокопоставленного чиновника, сколотившего капитал на торговле оружием. Однако все оказалось гораздо сложнее и серьезнее. Валерии придется схватиться в поединке с синдикатом вымогателей, главарь которых не останавливается ни перед чем, и результат этого поединка будет зависеть лишь от нее одной.

Книгу можно скачать по ссылке:
https://www.litres.ru/serii-knig/skazki-megapolisa/

Ознакомительный фрагмент

Никакой форы он ей не предоставил. Серебристый автомобиль глухо рыкнул, и, кажется, даже подпрыгнул, вновь сокращая дистанцию. В ограду дачного поселка они ворвались с небольшим отрывом.
Теперь все решали секунды. Доли секунды, а также то, исполнил ли Костя все, как она просила.
Валерия резко затормозила возле ворот Любови Матвеевны и, бросив джип, кинулась к калитке. Молодец, Костян, не забыл отодвинуть засов.
Пробежала внутренний двор, миновала изгородь козьего загона, спеша оказаться в сарае. Оглянулась на угол коттеджа, из-за которого должен вот-вот появиться Фогель. Распахнула скрипучую дверь, оставив ее настежь открытой. Внимательно посмотрела себе под ноги. Дотронулась указательным пальцем до натянутой поперек проема толстой рыболовной лески. Пружинит. Молодец Константин. Переступила через леску аккуратно, бочком, чтобы не свалиться в подпол. Лаз туда начинался прямо у порога и был прикрыт с целью маскировки старой накидкой «под леопарда». Края «леопарда» были прижаты к бетонному полу и удерживались от сползания несколькими деревяшками. Щит, в обычное время служащий крышкой люка, прикрывал одно из окон. В сарае имелось два окна, и сейчас они оба были наглухо запломбированы. Чем именно запломбировано второе окно, Лере дознаваться было некогда, но Костик молодец. В помещении с низким потолком царили глухие сумерки, особенно, если войти с яркого солнечного света. Мизансцена представилась Лере удовлетворительной.
Услышав скрип шагов по гравиевой дорожке, она заторопилась вглубь помещения, чтобы занять позицию прямо напротив открытой двери. Сейчас она замрет у стеночки, изобразив панический ужас, и он ломанется ее убивать, вытащив из кармана шелковый шнур. Или ножичек, неважно. Стрелять он точно не будет. Зачем ему шум на дачных участках? Ему желательно прикончить Леру по-тихому, а затем так же тихо убраться подальше. Небось, планирует бросить свой «Ниссан» в каком-нибудь лесу, а на заре отправить своих недоумков поменять на тачке госномера, на тот случай, если обитатели поселка их срисовали. Делов-то.
Пусть себе мечтает, ублюдок. Не на ту напал. Сейчас ты, сволочь, зацепишься копытами за леску и грохнешься вниз к тети Любиным маринованным огурчикам. Скорее всего он что-нибудь себе переломает, скатываясь по перекладинам, но жалеть его Лера не собирается. На таких сволочах все быстро заживает.
Если все же он заметит ловушку, ничего страшного не случится, подбадривала себя Бурова. Ловушка эта, скорее так, подстраховка. Лера справится с хлипким подонком, уложив на месте одним ударом ноги с разворотом, когда тот, минуя яму, подтащится к жертве поближе.
В дверном проеме появился темный силуэт. Не вся фигура, нет. Только плечо. Ну, и пол-лица, конечно. Преступник был осторожен, Лера так и предполагала. Цепким взглядом он обежал внутренность сарая: стоящие в углу лопаты и грабли, старый сервант, загруженный мелким садовым инвентарем, обшарпанную сумку-тележку без одного колеса, пакеты с удобрением в коробке из-под пылесоса. Посмотрел на Леру. Посмотрел себе под ноги. Оскалился в злой ухмылке, поддев носком мокасина растяжку. Приподнял ногу над леской и стукнул по ближнему чурбаку. Чурбак отъехал в сторону. Пятнистая ткань осела и начала медленно уползать вниз, обнажая кромки подвального люка.
Валерия подобралась. Нехорошо получилось. Но паниковать она не станет. В запасе есть раунд-кик правой стопой в левую челюсть. Главное, не промазать. Сердце, ошалевшее от адреналина, тугим кулаком молотило изнутри по ребрам.
Фогель неодобрительно зацокал языком, а затем неторопливо извлек из кармана пистолет. Из другого кармана достал какую-то трубку с дырками по бокам и так же неспешно, поглядывая с иронией на Леру, принялся накручивать глушитель на пистолетное дуло.
«Все-таки я была права. У него с собой ствол», – не к месту самодовольно подумала Лера.
Только делать-то что? Сигануть в подвал, рассчитывая там укрыться? А успеет она сделать хоть шаг в сторону подвала, прежде чем поймает пулю?
Но разве стоять и ждать, когда он тебя замочит, лучше?.. Идиотка. Ты, Лерка, самоуверенная идиотка! Кстати, и задачу подонку облегчила.
Хоть бы пришел кто-нибудь, что ли… Спугнул бы этого отморозка. Спугнул?! А если тот начнет пулять направо и налево, вместо того, чтобы сбежать, перетрусив? Да и кто его напугать-то сможет? Костька? Тетя Люба с Тугриком? Другие соседи? Так ведь дачи пусты! Рабочие будни. Даже если она закричит, надеясь на помощь, то поди, разбери, с какого участка слышатся вопли.
Кричать отменяется. Она сейчас реванет, он тут же нажмет на спусковой крючок, ее уложит и уложит подбежавшего Константина. Может, переговоры? И Валерия пискнула:
– Может, договоримся?
Фогель развел руки в стороны и с театральным сочувствием покачал головой, давая понять, насколько он сожалеет, что вынужден отказать. Добавить Лере было нечего, понятно, что ни говорить, ни слушать ее он не станет. Мысли замерли и чувства притупились. Только ствол с уродливым глушителем на фоне голубого неба приковывал внимание, гипнотизируя и отнимая волю.
Никакая ты не победительница.
Жалкая неудачница. Самоуверенное чмо. Сейчас он тебя грохнет, а потом скинет в подвал, замотав в пятнистый тети Любин плед. А попозже расправится с Лёнькой. Проникнет в больницу и расправится. Труда не составит.
Насколько должно быть легче погибать, сознавая, что смерть не напрасна. А так… Ты только все испортила, Лера. А могло быть все по-другому.
Она не додумала, как именно могло быть все по-другому. С дальней стороны двора раздался дробный звук шажков, который Лера не сразу смогла опознать, однако опознала. Звук приближался. Затих у Фогеля за спиной. Метрах в семи от Леры. Метрах в трех от него. Фогель настороженно повел головой.
«Так вот же он, шанс!» – со вспыхнувшей надеждой подумала Валерия, и, набрав в легкие побольше воздуха, свирепо заорала:
– Козья морда! Скотина рогатая!
Только бы Майина расслышала.
Майина расслышала. Она застыла на пятачке перед сараем, в недоумении оценивая вводные. Причинно-следственные связи в ее мозгу искрили, контакты клинило. Как результат, лихо поменяв местами «до» и «после», козий мозг выдал козьему телу команду, которую страстно желала получить драчливая Майкина душа.
Фогель не успел оглянуться. «Рогатая скотина», взяв с места хороший разбег, подпрыгнула и прицельно боднула чужака под дряблые ягодицы.
Несмотря на зачехленность рогов, удар получился отменный. Выше всех похвал получился удар. Фогеля мотнуло вперед и, зацепившись штиблетом за натянутую леску, он с грохотом свалился в подпол в объятия маринованных огурчиков. Коза, переступая копытцами на краю провала, задумчивым взглядом провожала его полет.
В ту же секунду Лера сорвалась с места, схватила от окна деревянный щит и под злобный лай старого стервятника прихлопнула лаз крышкой, для надежности надвинув на нее ящик с садовым инвентарем. Перевела дух. Попыталась обнять и поцеловать козу в курчавый холмик между рогами, но коза вывернулась и ускакала в сторону смородиновых кустов, не поверив добрым намерениям тети Любиной соседки.
Отличная работа, Лера. Теперь первым делом следует в полицию позвонить. Добраться до машины и позвонить. Мобильник остался валяться на сидении. А урод никуда из подпола не денется. Она и дверочку в сарай прикроет на засов. Так что можно сильно не торопиться. А то ноги все еще дрожат. И руки. А она молодец, однако.
– Какая встреча, ё-моё, – донесся из-за спины насмешливый голос. Знакомый голос. Лера, похолодев, медленно обернулась.
Путь к «мерсу» был отрезан, а иллюзия спасения лопнула, как лабораторная колба тонкого стекла, не выдержавшая пламени горелки. В нескольких метрах от калитки под кроной разлапистого дерева стоял «медбрат» в гавайской рубашке и поигрывал какой-то длинноствольной хренью.
– Ну, двигай сюда, – глумливо осклабился тот, кто по Лериным прикидкам должен был залечь на дно и дрожать там от страха.
– И не вздумай дурить, а то пуля догонит, – добавил он, снимая винтовку с предохранителя.
«Все-таки Фогель был не один», – безучастно подумала Лера. – Но как же я устала…»
Она пошла. Медленно, как старая бабка. А куда ей было торопиться? Однако близко подойти к себе «медбрат» не позволил. Видимо, что-то вспомнил. Извлек из кармана наручники и швырнул ей под ноги. Велел надеть. Пояснил:
– Слышь, шалава, если перепутаешь «браслеты» с булыжником, замочу, разогнуться не успеешь.
Лера ему поверила. Хотя он ее по-любому замочит. Вопрос места и времени, всего-то. Только где же его коллега, «компьютерщик»? Ждет в машине, не глуша мотор? Или пробрался задками к сараю и сейчас вызволяет патрона из подземелья?
Она неспешно наклонилась, прикидывая, а не метнуть ли, тем не менее, в эту гориллу один из красных кирпичей, окаймляющих тети Любин газон с маргаритками? Плохая идея. Кирпич еще отковырять надо. Отковырять и попасть ублюдку в голову или хотя бы в брюхо. С этим будут проблемы. Или, может, разжаться тугой пружиной, как учили на тренировках, и прыгнуть, целя кроссовкой ему под дых? Или не под дых, а выбить ствол из его щупалец? Голыми руками справиться с Буровой будет непросто даже такому накачанному кабану. Если, конечно, к нему помощь не подоспеет…
Но он как будто читал Лерины мысли.
– Не двигайся, – сказал он ей, – Не надо. Я передумал.
Лера вскинула голову и очень близко от своего лица увидела черное дуло.
– Никто ничего не услышит, никто ничего не поймет, – весело нараспев проговорил «медбрат» и подмигнул Валерии. И приник к прицелу. И положил палец на спусковой крючок.
«На этот раз точно не выкрутиться», – холодея, подумала Лера и собралась зажмуриться, но в этот момент…
Что-то белесое и, по всей видимости, увесистое стремительно рухнуло из ветвей, ломая сучья и сыпля шершавыми листьями. Оно с чавкающим звуком шарахнуло по мощному загривку лериного оппонента и, разбрызгивая бронзовую влагу, шмякнулось оземь. Явственно запахло пивом.
«Медбрат» пошатнулся. А потом тяжко тюкнулся носом в гравий. И остался лежать неподвижно, словно огромная тряпичная кукла. Ошарашенная Валерия услышала сверху полный сарказма тенор:
– Неуступчивые кредиторы? Продула в покер и не хочешь отдавать? Знал бы, пневматику сюда припер. А теперь столько пива пропало!
И вправду, рядом с обмякшим телом валялась в пенистой ароматной лужице треснувшая по шву светло-серая пластмассовая баклажка. Литров пять, не меньше

Виктория Света

Книга пятая из серии «Сказки мегаполиса»

Т/О “НЕФОРМАТ” Издат-во Accent Graphics Communications, Montreal, 2018
Электронное издание
ISBN 9781386200604
Авторская редакция
Художник-дизайнер Стас Горский

Аннотация

Виктория Демидова – бывшая Медведева, бывшая детдомовка, с которой читатель мог познакомиться на страницах романа «Ты проснешься», – расстается с приемной семьей, не дожидаясь, пока семья сама захочет с ней расстаться. Бросив учебу в институте, Виктория решает связать свое будущее с профессией телохранителя. Но судьба преподносит ей нехороший сюрприз: подопечного настигает пуля, несмотря на денно и нощно задернутые шторы в его кабинете. Просчета со стороны Демидовой выявлено не было, однако ее уверенность в себе дала серьезную трещину, из-за чего карьеру бодигарда Вика завершает. Чтобы как-то заработать на жизнь, она нанимается домработницей к бизнесмену, ведущему опасную и не вполне законную деятельность.

Ознакомительный фрагмент

Она сидела на приземистой хайтековской скамейке возле раздувшегося от чувства собственной элитности подъезда, расслабленно выпрямив правую ногу, а левую согнув в колене. Согласно циферблату часов, стоял ранний вечер, июльский, пыльный, московский, однако солнце, одиноко торчащее в синем безоблачном небе, лупило с таким неистовым жаром, будто был еще полдень. Время от времени девушка подносила к губам бутылку с водой, делала пару-тройку глотков и, закрутив неспешно крышку, возвращала бутылку в боковой карман рюкзачка.

Она сидела и флегматично рассматривала рваный пунктир свежих черно-глянцевых пятен, оставленных чьими-то пальцами на пыльном боку хозяйского «лексуса». Пунктир брал начало с нижней трети водительской двери, а исчезал у заляпанного сухой грязью порожка. Как будто кто-то, заглядывая под днище, неловко мазнул по кузову рукой, стараясь сохранить равновесие.

Шустрые ребята, кто бы они ни были. И получаса не прошло, как «лексус» припарковался у подъезда. Не сполоснул после обеда Василек тачку боссу, и молодец. Если бы сполоснул, кранты бы боссу настали, это точно. Правда, еще не поздно. Она хмыкнула.

Скоро хоть этот мерин спустится к машине? Возвращаться в апартаменты, откуда ее только что с позором выдворили, не хотелось совершенно.