История четвертая

Только сестрица та тоже упреждена была умной половиной, что, вот, явится сейчас к ней странный тип, который, по слухам, никогда и никому на лапу не предлагал из своей непримиримой позиции. А девчонка-то уже горький опыт имела, не поверила. «Не может, –  говорит, –  такого быть, чтобы гоблин не захотел этим простым способом воспользоваться, чтобы на ситуацию повлиять. Значит, притворяется с целью поиздеваться»

В общем, замутили, осталось ждать. Ждали недолго. Сторона один так хотела, чтобы Сторона два приняла, а Сторона два, чтобы Сторона один отстегнула, что голубчики сами в азарте не заметили, как один сунул, а другая выхватила! Вспышка торжества была тут же убита горьким сознанием того, что торжество было безумным. Борец, ссутулив плечи, побрел на свою окраину, малявка закрылась в кабинете рыдать.

Гоблины ликовали. Теперь или с поста уйдет, или начнет работать по-человечески.

Ага.

Нарыдавшись, эта заноза в их коллективной пятке вытерла тугими кулачками глаза и побежала собирать внеочередной сход, на котором, громко чеканя слова, рассказала во всеуслышание о своем позоре и впредь пообещала не повторять, поскольку закалилась.

«Вот и все. Конец истории нашей деревни, – подумали пессимисты.

«А, может, с Трактирщицей поговорить? –  подумали и озвучили мысль глупые оптимисты. – Причина простая. Девочке слишком хорошо живется. Вот кабы Трактирщица ее отселила да определила бы на свои хлеба…»

Но этих идиотов даже не дослушали. Идти к Трактирщице с таким вот… Ха! А и кто пойдет!? Оптимисты заткнулись.

Так и потек день за днем, неделя за неделей. Жизнь для гоблинского бизнес-сообщества из разумной и регулируемой сделалась совершенно дикой. Вместо того, чтобы культурно обойти закон или обскакать конкурента, оплатив услугу по тарифу, теперь приходилось тихо сидеть и ждать своей очереди. И самое подлое в ситуации было то, что наперед не знаешь, чего конкретно дождешься.

Умные головы решились было, не поддаваясь панике, пойти в обход форс-мажору, но попытка быстро захлебнулась. Хотя некоторое время они и пребывали в иллюзиях, рассчитывая, что все-таки удастся вывести инстанцию за скобки, если по-простому монеты друг другу совать, раз уж эта малолетняя негодяйка регулировать не желает. Идея элементарная: кто сможет большей суммой от своих же откупиться, того и тапки. И никакой зависимости от стихий. Откупился и иди в единственном числе, без очереди и конкурентов, получай закорючку. И все.