История пятая

И еще немаловажный момент, особенно их пугающий — никто больше обмануть никого не мог, даже и не пытался, даже и по пустякам. Бывало, выворачивает его наизнанку и колбасит, и крутит, и трясет, а правду, всю как есть, говорит.

Так приперло гоблинов, что решили все же к бакалавру идти, принимать унижение. Ведь, наверняка, еще и уговаривать, и лебезить придется, чтобы средство получить.

Нашли его на берегу речки, зубоскала. А он им и заявляет нагленько так, что никакого противоядия нет и быть не может, что процесс пошел необратимый, что теперь они такими на веки вечные останутся. И что радоваться они теперь должны, и его, внука мельникова, до конца дней своих благодарить за то, что заживут теперь богато и цивилизованно, Заречью на зависть. Да… Едва убежал со своей удочкой за дедову изгородь.

А гоблины, конечно, сражены были таким сообщением. И тут, как обычно в безвыходном положении, вспомнили о Старом Эльфе, о мудром отшельнике. Он не подведет, выручит, спасет-таки попавших в беду! Должен спасти. Рванули напролом сквозь тайгу всем взрослым мужским населением, жутко боясь не застать его дома. Мало ли, может, он на дальнюю плантацию отправился с инспекцией, или еще куда, а тут такое дело, терпеть невмочь! Но застали!

Возле его земляночки и застали. Эльф сидел на крышке люка, вытянув длинные тощие ноги и грелся на солнышке. Люк он раздобыл, сняв его с боевой машины, невесть как оказавшейся у дальнего болота и давно уже позабытой людьми, но облюбованной местным водяным. Водяной был невредный и согласился на бартер. Тяжелую крышку ребята из леших открутили и даже помогли доставить на место. А уж устанавливал ее он сам. Очень был крышкой доволен.

При виде процессии эльф вздернул брови и в ответ на нестройное приветствие спросил:         — Что это вы, гоблины, взъерошенные такие? Слышал я, что у вас эпоха расцвета наступила, а вы какие-то нерадостные…

Старший вышел вперед, снял головной убор, хоть и непривычно уже, и рассказал мудрецу про все, что случилось с селом: разнообразные попытки избавиться от последствий коллективного отравления перечислил, и что неудачные те попытки были пожаловался, и про ответ мельникова внука поведал, пояснив, что ответ таковой есть гоблинам страшнейший приговор. Закончил горячей просьбой выручить их всех из беды, поскольку уже сил нету это издевательство переносить.