История третья

Маленький мельник

В той далекой пустынной стране, в тех местах, что были гоблинам родными, где холодные серые скалы стегал ветер и разбивал в брызги тугую океанскую волну, где тучи, смешавшись с холодным туманом низин, медленно кочевали над сочной зеленью болотистых лесов, изредка роняя то ли дождь, то ли росу, в тех красивых и диких краях зимы несли с собой лишь уныние и скуку, а еще понимание того, что время это нужно как-то переждать-перетерпеть, и хорошо бы заснуть до весны, чтобы не видеть этих лысых скал, на которых совершенно никак не могла задержаться сухая снежная крупа, да и та налетала нечасто, а был лишь ветер, жгучий холод и сумерки с утра до ночи. Но не знали гоблины других времен и других ландшафтов, и считали, что зима лишь такой и бывает, и должна быть такой, на то и зима. И только после того, как лихая судьба метнула их от одного края земли к другому, поняли гоблины, что же такое – зима!

Вот когда сугробы по краям расчищенной дорожки выше головы, когда снег искрится и скрипит, и такой белый, что почти синий, а сосны такие зеленые, что почти черные, и звездное небо без облаков, и самовар пышет жаром в жарко натопленной избе – вот это зима. И хоть печь в избе, где только что отгрохотал общий сход, уже остывала, и самовар на председателевом столе предусмотрен не был, но зимний уют, безусловно, присутствовал даже в этой строго-официальной обстановке.

Ну что сказать про сам сход? Все как обычно было: гоблины орали, Старший —  он же председатель, орал, господин Мошельник, зашедший ненадолго, больше помалкивал, а писарь весь этот гам на куске пергамента запечетлевал. Наорамшись, решили передохнуть, а заодно и о деле поговорить, уже так, без протокола и без Мошельника.

— Я вот что вам, так сказать, посоветую, уважаемые, — завел Старший. — Посоветую, заметьте. Мы вот тут с вами коллегиально порешили паром через речку отгрохать и средства для этого нашему господину Мошельнику у нас же самих собрать поручили. Так вы, братцы, того, как бы это… Уф. В общем, не жлобитесь, мужики… Мало ли что там у Мошельника про нашу нищету беспросветную записано. Надо бы в этот раз побольше накидать, уж очень сроки поджимают. А то, если обычным порядком, то с наших формальных доходиков не то что к весне, а и к концу эры водолея средств не накопим. А без путепровода этого, сами понимаете, никак нам уже нельзя. Да и перед соседями стыдно.