История третья

Старший гоблин сначала молчал озадаченно, потом стал молчать мрачно, а потом и вовсе угрюмо. А после тяжелой паузы, во время которой несмышленый писарь с пунцовыми ушами ерзал на стуле и подрыгивал правой ногой, Старший сурово произнес:

— Не смей называть нашу цивилизацию контрафактной в уничижительном смысле, глупый!  Ты что же думаешь, что контрафакт — это болезнь и отклонение в развитии? Кто так считает, тот клеветник и наш злейший недруг! Контрафакт — наша национальная идея. Наш единственный верный путь. Память предков, в конце концов. Наше всё.

И прихлопнул лапой по столу.

Под эти высокопарные высказывания Старшего маленький гоблин как-то успокоился, пришел в себя и, собравшись с духом, начал не то что отбиваться, а даже и нападать:

— И вовсе даже не все у нас на селе такие! Есть и другие, да! И я сам свой собственный бизнес открою, такой, которого до меня ни у кого еще не было! Чтобы товары мои просто нарасхват шли, а на ярлычках мое прозвище, вот.

— Да, умно, нечего сказать, — сказал с сарказмом Старший. — Сначала, значит, ты вложишь монеты в разработку проекта своего, потом — на закупку оборудования, материалов, ну и на хибару какую-нибудь, где все это происходить будет, а одновременно с этим рекламную кампанию затеешь, деньжищ в нее вложишь еще и поболе, чем в оборудование, раструбишь всем весям о своем новом таком великолепном, потом подключишь средства массовой информации, чтобы — не просто так, конечно, а опять же за монетки — живописали всему люду какой суперский товар уже кто-то где-то там приобрел и этот кто-то им пользуется, узнав, наконец, что такое настоящее счастье, и вот, в итоге, в базарный день, вытащишь ты свой такой замечательный товар на приловок, а там, на рынке, всё просто ломится от твоего товара, просто все завалено им, и народ берет его вполне охотно, только не у тебя, потому что у тебя дороже! И ты начинаешь бегать от гоблина к гоблину и что-то пытаться народу объяснить, только тебя все равно никто слушать-то и не будет, потому что какая разница, если у тебя дороже, а товар тот же, ну или почти что тот. Да и кто его знает наверняка, какой он там должен быть? И ты собираешься этим гордиться? Чем здесь гордиться, сынок? Такую глупость скрывать надо, потому что стыдно. Это позорно, в конце концов. Ну что, растолковал я тебе?