История вторая

Загорелись гоблины от таких панорам, загомонили, заволновались!

— И что же ты, простая душа, так и отдашь нам предметы эти? — спросил самый ушлый из них, — Ведь, поди, монеток за них запросишь?

— Конечно, конечно, непременно запрошу. Я же не похож на идиота. Только потом, потом отдадите, хоть за раз, хоть кусочками, когда прибыль получать начнете, тогда и отдадите!

Как быстрый огонь по бекфортову шнуру, как электрический ток по елочной гирлянде, пробежал, заискрился позитивный интерес по трактирному залу, от столика к столику, будоража гоблинов шальной надеждой! А что? Почему «не про нас?» Коли будут вооружены они человеческими орудиями труда, то покажут этим гадам из Заречья, что они, гоблины, тоже кое-чего стоят!  И могут!

— О чем базар, братан, отдадим, не вопрос, — загудели гоблины бешеной трибуной.

Живо нашли берестовый свиток, гусиное перо, черничную краску и принялись составлять реестрик своих хочушек, чтобы ничего не упустить и в чем-то не прогадать ненароком. Сопя друг другу в уши, толкаясь локтями и пинаясь коленками, реестрик написали и даже проверили. Все. Ничего не упустили. Скроив умильные морды, протянули свиток пришельцу, вперились в него хитрыми буравчиками. Улыбаются, ожидают.

— Ну, вы, конкретно, молодцы, мужики, — мазнув по бересте невнимательным взглядом сказал пришелец. — Один нюансик утрясем, и можно будет оговаривать буквально модель и цвет кузова. Давайте, ребятки, по порядочку, у кого в хозяйстве что имеется и какую прибыль он с того самого в настоящий момент реально получает.

Народ, прямо сказать, не понял. Просто-таки оторопел народ от такой наглой неприличности. А потом как разом грохнули все:

— Да ты сдурел что ли, как там тебя? Ты на что посягаешь, морда чужеземная? Мужики, а может, он и не чужак вовсе, а Мошельником засланный шпион?

Но таковая реакция аудитории по всей видимости не особенно-то и удивила чужестранца. Ловким сусликом прошмыгнул он под- и мимо тянущихся к нему мстительных лап, резво проскакал по столешницам с остатками снеди и выпивки на них, подпрыгнув, повис, держась одной рукой за балку перекрытия и, забравшись на нее верхом, уселся в безопасном комфорте.